Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания



Г.П.Щедровицкий

Осознание и интерпретации схемы познания


5 дней вспять я попробовал обсудить на семинаре в МИНГе тему «Схемы мыследеятельности и работа с ними» и потерпел фиаско. Сейчас я понимаю, почему это вышло Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания: тема  очень непростая. Но все равно с ней нужно разобраться серьезно, и я желаю на данный момент сделать это, беря во внимание все допущенные мною ошибки.

Необходимость детализированной и кропотливой проработки схемы мыследеятельности (МД) диктуется Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания, сначала, нашей практической ситуацией, ибо те схемы, которые были у нас ранее, на самом деле дела исчерпаны по собственному организационно-практическому содержанию. Это уже многими ясно чувствуется до таковой степени Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания, что Петр Щедровицкий по возвращении из Красноярска заявил при неразговорчивой поддержке С.Попова целый ряд вещей, которые мне лично очень нравятся (хотя, вкупе с тем, и противны). Они  С.Попов и П Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания.Щедровицкий  молвят, что те игры, которые они проводят на данный момент, не имеют ничего общего с ОДИ. Что ОДИ  это вообщем не игры с учетом сегодняшних представлений. Что они делают сейчас в играх такие Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания превосходные вещи, которые никому в прошлые годы просто не снились. Они могут дополнять системы до полной системы мыследеятельности (МД), каждую игру  до «полной ОДИ» и еще сверх того. Во всем Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания, что они говорят, есть, к огорчению, только один недочет: я этого не понимаю. Они это молвят, а разъяснить, что они делают, не могут из-за недочета теоретических представлений.

Как я начал Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания рассматривать схему МД и глядеть, как ее можно употреблять, я открыл в ней много такового, чего ранее не лицезрел и о чем даже не додумывался. Это я на данный момент и буду дискуссировать. При всем Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания этом я на первых порах должен буду уйти от схемы МД и начать дискуссировать совершенно другие вопросы, без осознания которых решить вставшую проблематику просто нереально.

Итак, тема доклада  осознание и интерпретации Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания схем познания в содержательно-генетической эпистемологии и содержательно-генетической теории мышления. Оказалось, что без обсуждения этой дополнительной и побочной темы дискуссировать схему МД и работу с ней просто нереально.

Начну Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания с анализа процессов осознания и интерпретации схем в классическом мышлении, под которым я имею в виду как обыденное, так и научное мышление. Методы работы со схемами в классическом мышлении принципно отличаются от методов работы со Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания схемами познания в содержательно-генетической теории мышления. Схемы в классическом мышлении, обычно, изображают объект действий и/либо мышления, и в их никогда не входят сами процессы осознания и интерпретации Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания этих схем. По другому говоря, эти процессы осознания и интерпретации несет сам размышляющий и действующий человек. Все связи и дела, создаваемые процессами осознания и интерпретации, есть вне знаковой формы схемы, а, как следует, привносятся Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания понимающим, мыслящим либо действующим. Потому их, обычно, относили к людской интуиции и гласили, что это не формализуемо. Они могут описываться в технике, но эта техника осознания и интерпретации всегда должна Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания даваться в рассказе и в показе раздельно от самих знаковых схем, изображающих объекты мысли и входящих в теоретический контекст. И уж во всяком случае, эти процессы никак не нормируются в самой схеме.

Выражение «не нормируются Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания в самой схеме» просит пояснения. Любая схема говорит, намекает на методы ее потребления, во всяком случае, для человека, который проходил подобающую систему обучения. Но сигнал либо намек, которые содержатся Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания в знаковой форме схемы,  это никак не нормировка.

Но схемой, конечно, именуется знаковая форма вкупе с употреблениями, и вне употреблений  понимающих, интерпретирующих  это не схема. Выходит внутреннее противоречие, которое обыденное мышление не замечает. Точно Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания так же, когда мы о кое-чем говорим как о знаке, то имеем в виду материал знаковой формы плюс непременно определенные функции этого материала. Но в изображении они не фиксируются! И из Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания-за этого обычная семиотика, теория познания, герменевтика не могут двигаться вперед, так как их изображения объекта дефициентны тому, с чем они реально имеют дело.

Мой тезис нельзя осознавать так, что в классическом мышлении Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания вообщем не было никаких форм либо определенных схем, которые изображали бы процессы и процедуры. Были. И странноватое дело: к ним мой тезис относится так же полностью. Итак, идея моя в том Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания, что схемы, относимые к объектам, имели употребление, которое люди несли в других частях собственного сознания. И организация этого потребления не врубалась в сами эти схемы, и в их знаковые формы Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания.

2-ой тезис. Схемы познаний содержательно-генетической логики и теории мышления построены принципно другим образом. И исходя из убеждений обычных схем и методов их потребления  нелепы. Эта несуразница была предметом неизменных обсуждений последние 34 года Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания. Но за эти 34 года я в первый раз дошел до такового ясного осознания, в чем здесь дело. А конкретно: схемы познаний содержательно-генетической логики и теории мышления вставляют процесс осознания и интерпретации Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания вовнутрь самой схемы, кардинальным образом меняя методы работы со схемами. И это событие ускользало все эти 34 года от нашего рефлексивного внимания, хотя в этом состояла сущность этих схем. И моя идея Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания в том, что, схемы познаний содержательно-генетической логики и теории мышления подразумевают совсем другую компанию процессов осознания и интерпретации.

Я припоминаю вам первую форму этой схемы (схема 1), где «знаковая форма» размещается в высшей части Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания схемы познания, а «объективное содержание»  в нижней части схемы и есть два значка

полустрелок либо связей, которые образуют цикл либо двухстороннюю операцию. И уже в этой простейшей форме начинается вся Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания «свистопляска» с процессами осознания и интерпретации, которая, как мне кажется, до сего времени мешала осознать реальный смысл этой схемы, а мы не могли при всем этом ничего объяснить, так как тоже не понимали, что Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания происходит.



Схема 1


Я желаю направить ваше внимание на то, что схема познания представляет собой неоднородное  гетерогенное, гетерохронное, гетерархированное  образование. И в связи с этим осознание и интерпретация этой схемы неописуемо Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания усложнены по сопоставлению с классическими формами интерпретации и осознания знаковых форм. Это не означает, что эта знаковая форма познаний не может пониматься обычно. Но она не считая того подразумевает массу других, вроде бы Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания вторичных, методов осознания и интерпретации. Итак, я могу употреблять эту знаковую форму (схема 1) по другому, чем написано в самой схеме; при таких употреблениях я саму эту форму буду заключать в квадратные скобки Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания (схема 2).



Схема 2


Каковы же классические формы осознания и интерпретации знаковых форм? Этот вопрос я детально дискуссировал в серии статей об атрибутивных познаниях  1958–1960 годы, но все они не схватывают головного  того, что я Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания желаю поведать сейчас.

Я буду работать в одном простом личном случае, который мы называем «формальной онтологизацией». Изображенная на схеме 2 знаковая форма «знаний» как целое может относиться к чему-то, что находится за плоскостью доски Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания и что составляет реальный либо безупречный объект этой схемы (схема 3). Само это различение безупречной либо реальной интерпретации очень любопытно. Мы уже сталкивались с неувязкой безупречного объекта и его существования; в особенности много Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания этим занимался В.Я.Дубровский, но решения и он не отыскал. На данный момент я понимаю, почему: познания брались вне контекста мыследеятельности.




Схема 3


Итак, эта знаковая форма, изображающая познания, может употребляться Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания, как и все другие схемы обыденного либо научного мышления, а конкретно: мы осуществляем формальную онтологизацию и предполагаем, что за этой знаковой формой стоит соответственный безупречный либо реальный объект: безупречное познание либо безупречное Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания представление о знании. При всем этом мы можем работать как в рамках принципа параллелизма, так и в рамках отрицания принципа параллелизма (это дискуссировалось в сообщениях 1960–61 годов в «Докладах АПН СССР Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания»). Если работать в рамках принципа параллелизма и формальной онтологизации, то мы вынуждены огласить, что реальные познания (и тем паче познания как безупречный объект) имеют точно такую же структуру, которую мы зафиксировали в Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания знаковой форме познаний. Тут производится принцип логики Витгенштейна: реальный мир имеет устройство нашего языка.

Если мы отказываемся от принципа параллелизма, то мы можем считать, что за этой схемой стоит некоторый объект («знание Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания»)  безупречный либо реальный  который отличается от того, что у нас представлено в знаковой форме; наша знаковая форма есть упрощение того, что есть в действительности. Тогда мы можем отрисовывать место этого объекта за знаковой Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания формой в целом. Таким макаром, мы будем воплотить начальный методологический принцип не вульгарного, а диалектического материализма.

Тут нам очень нужна «идеальность», так как она есть не что другое, как «материя» другого рода Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания  знакового. Она нужна для того, чтоб я сумел уйти от психологизма. Если я начинаю работать в феноменологической либо психологистической традиции, то я могу сказать: у нас есть некоторое интенциональное отношение либо интенция Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания к объекту. Я имею к чему-то свое интенциональное отношение, и я имею знаковую форму. Тогда и отрисовывать место для реального либо безупречного объекта не надо, так как не в знаковой форме есть Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания таковой 2-ой элемент, который с ней связан, а это в нашем сознании существует нечто, что мы называем интендированием либо реализацией интенционального дела.

И потому я делаю вообщем нелегальный ход (схема 3). Но мне Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания его принципиально сделать, так как как раз на нем строится содержательно-генетическая логика как логика особенного типа. Если вы не будете отрисовывать тут какое-то место и его материализовывать в Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания изображении (а, как следует, и придавать ему тот либо другой тип существования), то вы не можете строить содержательно-генетическую логику и теорию мышления. Будет существовать неизменный разрыв меж тем, что рассматривается как объект, и тем Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания, что изображается.

Повторю идея снова: идеальность есть не что другое, как особенный вид материала, которым вы заполняете соответственное функциональное место. Я, кстати, предпочитаю именовать это не «материей», а «материалом»  вы уже Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания увидели это. Соответственно, это заходит в схемы системного анализа, как мы их осознаем. И означает, мое выражение «методологический принцип материализма» относится не к «материи», а к тому, что фиксируется словом Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания «материал».

Итак, я возвращаюсь к собственному тезису. Схемы содержательно-генетической логики дают нам возможность изображать делаемое. Мы в первый раз начали изображать то, что мы делаем в мышлении. Работа со знаковой формой Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания стала врубаться в саму знаковую форму. И 1-ый тезис состоял в том, что в классическом мышлении, как обыденном, так и научном, работа со знаковыми формами познаний никогда не врубается в саму знаковую форму. А Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания в содержательно-генетической логике и теории мышления  врубается. И это порождает массу умопомрачительных и странноватых вещей: а именно  некие новые способности. Я бы даже произнес  способности для саморазвития мышления.

В схему Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания познания были включены и в ней обозначены раздельно:

1) знаковые формы познания, которые ранее обычно отрисовывали исключительно в науке либо держали интенционально в обыденном мышлении;

2) процессы потребления знаковой формы, а именно  отнесение ее к Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания беспристрастному содержанию.

Это малеханькое, на 1-ый взор, изменение кардинально меняет все планы осознания и интерпретации этой схемы и порождает массу парадоксов, а при правильной работе дает нам возможность строить новейшую Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания научную эпистемологию и научную теорию мышления.

Дело в том, что схема познания  принципно неоднородная схема. Но такие схемы вообще-то запрещены в науке. Логицизм и формализм проделывали огромную работу, чтоб в основаниях, к Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания примеру, арифметики такового никогда не встречалось. Так как только это обеспечивает не феноминальное развитие арифметики.

А тут? Я рисую знаковую форму, которая как бы изображает объекты, так утверждается во всех философских и логических системах Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания, построенных на принципе отражения. На этом же листочке бумаги, на этой же схеме я рисую беспристрастное содержание, которое имеет принципно другое существование. И я рисую процессы либо связи, которые создаются в Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания мыслительной работе и есть в ней, скажем, в осознании, интерпретации и т.д. И все это я рисую вкупе и беру все как одно целое, хотя различные части этой схемы Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания (а тут три различных смыслонесущих части), имеют различное существование и различные логики. И вот в этом заключено все дело. А все другое  только следствия.

И конкретно за счет таковой прорисовки я могу формализовать свою работу Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания, свое мышление, свою мыследеятельность, сделать ее объектом и использовать к ней последующую мыследеятельность. Т.е. я фиксирую в ней не только лишь объект, да и свою свою работу и Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания превращаю ее тем в объект собственной будущей мысли и мыследействования.

За счет этих очевидно недопустимых вещей, заложенных в схеме познания содержательно-генетической логики, я сейчас получаю возможность строить теорию мышления. В первый раз получаю Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания такую возможность. И сейчас я вынужден огласить, что, как следует, эта схема имеет рефлексивный нрав, т.е. свертывает внутри себя рефлексию. При этом, она рефлексию помещает в объект предстоящей мысли.

А Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания далее эта схема начинает выступать в 2-ух функциях: объектно-онтологической и оргдеятельностной. И она в первый раз дает основания для развития методологического мышления, методологической работы за счет самого этого трюка, осуществляемого при фиксации изображения Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания.

И тут дело не в неоднородности объектов. Все объекты на самом деле дела неоднородны и неоднородно зарисовываются. Дело тут в том, что эта неоднородность порождена тем, что к сущему, которое вне Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания нас, прицепляются наши деяния, наши интенциональные дела и изображаются как снаружи данное. Я со своим сознанием проделываю необычную работу: я его выворачиваю навыворот и выношу свое сознание как нечто вне меня положенное Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания. И это  направьте внимание  ошибка. Тут должна быть допущена ошибка. И я могу проводить параллели, скажем, меж этим и появлением дифференциально-интегрального исчисления, которое тоже стало вероятным только за счет ошибки  исходя Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания из убеждений старенькых форм. Если б не было изготовлено этой ошибки, и Карно не доказал бы эту ошибку в собственной метафизике исчисления нескончаемо малых величин, то не было бы дифференциально Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания-интегрального исчисления. В этой ошибке заложена возможность содержательно-генетического исследования. Тогда и этот неверный ход должен быть нормирован как не только лишь легитимный, да и нужный для проникания в суть мышления, познаний и т Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания.д.

А сейчас начинаются очень тонкие вещи. Хотя и не такие странноватые как 1-ые и не такие важные. Дело в том, что различные элементы этой схемы (рис. 1) должны интерпретироваться по-разному Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания. Сначала, я желаю направить внимание на двойную интерпретацию элемента «знаковая форма». Представьте для себя, что тут на схеме дана знаковая форма безупречного объекта (это один случай) либо я вообщем всю эту схему познаний Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания интерпретирую на более определенном случае (другой случай). Оказывается, что знаковая форма должна интерпретироваться два раза и иметь две плоскости собственного содержания. Один раз она обозначает некую знаковую форму, конкретно «обозначает»; а Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания другой раз я скажу, что в высшей части схемы знаковая форма представлена автонимно. В традиционно-логическом смысле это значит, что я могу тут поставить знаковую форму некоего познания. К примеру, когда я пишу Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания какое-то физическое либо математическое уравнение, то я говорю, что это и есть знаковая форма. Но при всем этом эта знаковая форма автонимно задает самое себя. По другому  она обозначает самое себя Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания, и это обозначение связано с наличным существованием, т.к. я не обозначал и не символизировал, а просто записал эту знаковую форму постольку, так как она, с одной стороны, есть объект Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания, а с другой  автонимно обозначает самое себя. И это есть 1-ое осознание и 1-ая трактовка. Если я имею дело с определенными познаниями и толкую, понимаю их в духе содержательно-генетической логики, то я Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания тогда задаю этой знаковой форме автонимное существование.

К примеру, я пишу тут формулу третьего закона Ньютона и говорю, что это есть познание. В каких случаях запись третьего закона может интерпретироваться нами Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания как познание? Только если я скажу, что это есть некая форма этого познания, которая автонимно представляет самое себя.

Если я имею запись закона, я могу сказать: есть запись и она выражает закон. Это Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания обыденная трактовка. Для того, чтоб я мог сейчас перейти к содержательно-генетической эпистемологии, я должен эту знаковую форму интерпретировать совсем по другому, а конкретно: как элемент некого познания, а конкретно третьего закона Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания Ньютона, где в этом знании именно эта знаковая форма автонимно представляет, сначала, самое себя.

Как родилось это понятие автонимности в классической лингвистике и логике? Представьте для себя, что работает языковед. Он пишет: «Слово “стул Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания”  существительное». И гласит, что слово «стул» представлено тут в автонимной форме. Т.е. языковед гласит «слово» и гласит, какое слово. В этом тексте: «слово “стул” существительное»  слово «стул» обозначает Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания самое себя. Вот это и есть автонимное употребление слова.

Я несколько расширяю это понятие автонимности, которое сформулировалось на таких узеньких случаях, когда мы в тексте мыслекоммуникации (направьте внимание на эти слова) обязаны Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания повторить то, что у нас было в мыследействовании и там реально было. В тексте возникает совсем другое существование. Когда я говорю: я сижу на стуле, это есть одна интерпретация. Это не означает, что я Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания сижу на слове «стул». А когда я говорю: «слово “стул”  существительное», тут слово «стул» употребляется не в смысле обозначения объекта, а в смысле обозначения себя самого.

Я говорю об автонимности для Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания того, чтоб отличить этот случай от так именуемого удвоения сути. Хотя я и тут удваиваю суть, но особенным образом. Я говорю: за этим значком стоят совсем различные сути. Один раз может стоять объект Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания. Другой раз  некая знаковая форма (либо само слово), которая существует в «потустороннем» для данного познания мире (потусторонность в том, что она не интендируется).

Но когда мы работаем со знаковой формой, мы Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания так обычно не поступаем. Мы задаем автонимно эту знаковую форму. Спрашивается: пропадет ли в итоге сама эта интенциональность? Я говорю: нет. Мы сохраняем эту двойственность формы и содержания, но за счет Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания введения особенного автонимного существования. Мы говорим: тут слово «стул» есть знаковая форма, а тут слово «стул» обозначает некий объект.

Таким макаром, мы уходим от напрашивающегося феномена. Эта схема со всем набором частей Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания должна пониматься и интерпретироваться два раза: один раз в целом, другой раз  поэлементно. И при всем этом 1-ая и 2-ая интерпретации не должны противоречить друг дружке. Знаковая форма схемы познания есть знаковая форма и нечто Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания другое. Но при всем этом это странноватая знаковая форма: в ней высшая часть существует в автонимной функции, т.е. она есть знаковая форма, обозначающая самое себя. И тут есть две сути  знаковая Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания форма и беспристрастное содержание. Но беспристрастное содержание есть сама же эта знаковая форма, понимаемая как содержание. При всем этом не исчезает семантическая функция и семантическое отношение, так как тут дано Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания это слово либо знаковая форма, но оно само себя обозначает. И никуда убрать эту знаковую функцию вы не сможете. Она (эта знаковая форма) обозначает, невзирая ни на что, что она тут Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания задана как такая. Так, в слове «стул» в лингвистическом тексте мы имеем знаковую форму слова «стул». Но это совсем различные вещи, когда я имею в виду вещь, на которой сижу, и когда я Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания имею в виду слово как объект и как сущее. Во 2-м случае имеется в виду класс слов как нечто безупречное. Знаковая форма сохраняет функцию замещения и представления: если я говорю «стул Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания», то это не есть слово «стул», это есть обозначение всех слов «стул», которые есть в мире, в словарях, в различных текстах и т.д.

Итак, «знаковая форма изображает и представляет»  есть 1-ая интерпретация. Что конкретно Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания она изображает и представляет? «Самое себя»  это 2-ая интерпретация.

Сейчас с беспристрастным содержанием. Тут начинаются самые трудности. Сначала, я вынужден огласить, что беспристрастное содержание существует вне этой схемы познаний Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания. Это означает, что оно существует совершенно в другой семантике и в других знаковых формах.

Знаковая форма существует в автонимной функции. А ах так существует беспристрастное содержание? В автонимной функции оно существовать не может. Беспристрастное Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания содержание существует беспристрастно, в знании. Познание беспристрастно состоит из знаковой формы и содержания. И означает, беспристрастное существование есть итог объективирующей интерпретации знаковых форм особенного рода в особенном смысле. Это  очень Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания принципиальный принцип.

Я припоминаю, что я всегда работаю на тезисе о том, что схемы познаний в содержательно-генетической логике и теории мышления пристегивают к изображению функцию мыслительной работы. Дальше: если я имею знаковую Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания форму в классическом мышлении (обыденном либо научном), то там даны знаковые формы, обычно, в контексте мышления либо мысли-коммуникации, и при всем этом они молвят об беспристрастном существовании. Как они приходят к этому Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания? Они имеют дело со значками либо знаковыми формами, а всегда молвят про беспристрастное существование. В чем все-таки оправданность этого хода?

Аналитик либо идеалист гласит очень твердо: не нужно делать то, чего не Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания нужно делать. Все эти шаги материалиста (не принципиально, какого) либо реалиста есть ошибки и заблуждения. Я говорю: нет. Если это ошибка и заблуждение, то не в философии и не Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания в критичном реализме, а ошибки науки  ошибки для философского обычного мышления. Это наука построена на объективации знаковых форм, это есть ее основной подход. Наука существует за счет того, что она делает функцию Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания объективации знаковых форм и выхода к беспристрастному содержанию. К беспристрастному, так как, направьте внимание, никого не интересует личное.

Мы в жизни реально живем при стертости границ, мы верим в стародавние предрассудки, в то Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания, чему нас учили, и верим, что все это существует беспристрастно. Философии предназначено изучить способности беспристрастного существования чего бы то ни было. Но эти способности лежат в природе людского мышления, которое всегда Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания производит объективацию. Это не означает, что оно помещает в объективность знаковые формы. Оно поэтому и именует их знаками, так как за ними стоит нечто другое, и объективируется другое  понимаемое.

Но понимаемое не есть беспристрастно имеющееся Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания. Понимаемое есть лично понимаемое. Каким же образом тому, что мы осознаем и творим за счет интерпретации, придается сейчас беспристрастное существование? Это есть итог определенной обработки знаковых форм, итог реализации Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания определенных интенциональных (либо «выносящих вовне») отношений, но они выносят не то, что мы имеем в безупречных знаках, а нечто другое. Потому беспристрастное содержание всегда принципно отличается от знаковой формы. Но как отличить Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания беспристрастное содержание от вымысла, от призрака, от необъективного? Как оно вообщем определяется? Как происходит эта процедура объективации?

Итак, необходимо задать метод существования этого беспристрастного содержания. И я делаю тот же ход, что и ранее: нужно Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания постулировать двойное существование беспристрастного содержания (и добавить еще третье и много других). Оно существует:

1) в изображении познаний  там фиксируется беспристрастное содержание вообщем;

2) в каждом знании  там оно вносится надлежащими познаниями в Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания беспристрастный мир каждой науки совместно с привнесением всей реальности. И тут появляются огромные препядствия с соотношением реальности и беспристрастного содержания.

Если правильно то, что я произнес ранее, т.е. что Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания работа со знаковой формой, записанной наверху, изображается в этих полустрелках замещения  отнесения и в выходе на беспристрастное содержание через знаковую форму, то тогда выходит, что схема познания является принципно другой схемой, ежели схемы Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания науки и обыденного мышления. А конкретно: она выступает как схема, показывающая как мы должны работать и в противоположность тому, что мы ранее утверждали – практически, как чисто нормативная схема либо оргдеятельностная. И только Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания вторично и в каком-то смысле не совершенно легитимно можно рассматривать эту схему не как предписание к методу деяния, как предметную схему.

И я начинаю осознавать всего Гегеля отсюда. И говорю, что хотя Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания Гегель не дошел до этих схем, но, вроде, он их предугадал. Тогда у меня:

1) объектные схемы совпадают с логическими либо оргдеятельностными;

2) методология начинает склеиваться с логикой, т.е. предписание к тому Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания, как следует работать, совпадает с нормой работы, а и то и это я могу сейчас трактовать эпистемологически как познания.

Мы выходим к необходимости места в мыследеятельностной организации, так как эпистемологические схемы требуют различать Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания плоскость объектов деяния и плоскость норм деяния в оргдеятельностных схемах. Тогда и вывод: что имеется еще одна историческая ошибка, что в содержательно-генетической эпистемологии эти схемы были положены как объектно-предметные Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания схемы, что вообще-то, по идее они должны были появляться из рефлексии собственного мышления и отражать организационные схемы: оргмыслительные, оргдеятельностные и т.д. Это схемы организации собственного мышления. А то событие Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания, что эти функции (оргдеятельностная и онтологическая) в содержательно-генетической эпистемологии и теории мышления были склеены, породило ошибку.

Но все тезисы Гегеля о единстве логики, методологии, теории зания появляются из этой же ошибки! Если б мы Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания эту ошибку не делали и с самого начала работали бы в пространственных схемах, то тогда было бы совсем ясно, что методология не совпадает с логикой, эпистемологией, теорией мышления: они лежат Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания в различных планах. Но материал самих этих схем, так как мы можем оргдеятельностные схемы класть как объектно-онтологические, делает эту иллюзию. И только потому у нас может быть научная методология, научная Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания программка построения теории мышления и теории деятельности, что мы совершаем переброс схем из оргдеятельностных плоскостей в объектно-онтологические.

Но при всем этом нужно еще узнать, как мы получаем эти схемы  за счет рефлексии деятельности Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания мышления либо за счет исследования. Мы возвращаемся к вопросу об исследовании. Очень любопытно поглядеть с этой точки зрения на математический стиль работы, так как неясно, что там делается: строятся оргдеятельностные схемы на базе Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания рефлексии либо строятся объектно-онтологические схемы на базе исследования? Появляется совсем новый заход, как в отношении современной машинной арифметики, так и в отношении традиционных, обычных логик.

У меня еще есть Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания малеханькое замечание по поводу значимости принципа. Размышляя над всем этим, я вдруг сообразил смысл книги Леви «Ценность принципа». Леви  это один из последних радикально-левых, который продолжает традицию критики современного общества Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания. Осмысляя книжку, я сообразил, что принципы имеют самостоятельную ценность как безупречные объекты. Т.е. жизнь отличается от натурального существования природных тел тем, что она опирается на принципы, которые выдвигаются самими людьми и Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания образуют краеугольный камень жизни как такой. Более того  жизнь есть следование некому безупречному принципу, и все эти вещи: принцип отражения, принцип материализма, принцип мыследеятельности, принцип мышления  есть не что другое, как безупречные принципы Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания, которыми мы подпираем свою жизнь, деятельность и мыследеятельность.

Как безупречные принципы они никогда не схватывают чего-то реально имеющегося. Вообщем дискуссировать вопрос об их реальном существовании глупо. Принцип есть знаковая форма, создаваемая конструктивно Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания для обеспечения натуральности мыследеятельности, у которой позже непременно найдется содержание, которое позже объективируется за счет процедуры объективации. Тогда и принцип начинает существовать как такой. Его безупречный нрав не мешает ему быть Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания краеугольным камнем самой жизни, так как ценность имеют только принципы, выдвигаемые теми либо другими людьми. Мне это пригодится далее при обсуждении, как схемы познаний, так и схемы мыследеятельности.

Ворачиваясь вспять, я Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания сейчас могу сказать, что схема познаний в содержательно-генетической эпистемологии и логике была на самом деле дела принципом. Поначалу подобные схемы выдвигаются в виде принципа организации работ, позже они становятся некой сутью и выражают Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания некую суть за счет процедуры перехода в содержание и объективации этого содержания. Итак, они получают существование и становятся сущими. И принцип организации будет принципом и будет иметь актуальную ценность исключительно в том случае Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания, если мы можем выделить его содержание и объективировать его.

Если я объективирую принцип, я начинаю его воплотить в собственной жизни. Но не напротив. Так как оборотный ход является субъективистской ошибкой. Очень большая Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания проблема, с которой каждый человек должен биться. Не нужно объективировать то, что оправдывает вашу жизнь.

Дело в том, что вводя такую схему, мы выстроили новый тип мышления, который дает возможность строить содержательно Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания-генетическую логику. Но тем мы не оправдали собственный метод жизни, а ввели новый принцип. Т.е. схемы познания, схемы мыследеятельности несут на для себя новые принципы, подходы и методы жизни, которые как Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания принципы должны реализоваться. Не поэтому, что мы их реализуем, они становятся принципами, а поэтому, что мы готовы сгореть из-за этого  мы их реализуем. Но это подразумевает совершенно иную ценность принципа как Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания такого. Только принципная жизнь является осмысленной.

Итак, я окончил введение к разбору схемы мыследеятельности и пункт 1-ый о схеме познаний. И хотя я опустил большой кусочек по интерпретации схемы Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания познаний, но на 1-ый раз этого хватит. В последующий раз я желаю перейти к схеме мыследеятельности; и может быть, анализируя схему мыследеятельности, мы получим новое содержание для того, чтоб прокорректировать схему познаний, так как отношение Г. П. Щедровицкий Понимание и интерпретации схемы знания меж полюсами мыследеятельности обладает той же природой, что и отношение меж знаковой формой и содержанием схемы познаний. Но схема мыследеятельности дает массу очень сложных ограничений.

g-smolensk-smolensk-istoki-russkoj-slavi-stranica-40.html
g-smolensk-smolensk-istoki-russkoj-slavi-stranica-46.html
g-smolensk-smolensk-istoki-russkoj-slavi-stranica-51.html